February 1st, 2020

ВЗЛЁТЫ И ПАДЕНИЯ КЕМЕРОВСКОГО ОБЩЕПИТА: 1910–1950 ГОДЫ

Появление общепита: столовые Копикуза и АИК «Кузбасс»

В селе Щеглово общепит, если можно так выразиться, зародился в 1915 году – через три года после открытия акционерного общества Копикуз. Время для рабочих, как известно, – на вес золота, поэтому столовые должны были решить проблему продолжительного обеда. Известно, что одна из них располагалась на левом берегу, рядом с Коксохимическим заводом, вторая – на правом, недалеко от шахты «Центральная».

Появление столовых стало знаменательным событием в селе: до этого жители готовили лишь дома, покупая продукты в трёх магазинах на всё Щеглово. Однако, несмотря на грандиозность задумки, разнообразием блюд первые «заведения» похвастаться не могли: тут продавали лишь солёную сельдь, крошево из хлеба с квасом, щи, хлеб, молоко и чай.

[Spoiler (click to open)]

Образование АИК «Кузбасс» – промышленного эксперимента 20-х годов с участием хорватов, голландцев, американцев, сербов, евреев, австралийцев и англичан – позволило горожанам попробовать доселе невиданные продукты (консервированные ананасы и апельсиновый сок) и открыть первые национальные кухни. Привыкшим к определённой пище иностранцам сложно было угодить суровым сибирским продовольствием, поэтому в столовых колонии ели масло, ростбиф, мёд, чернослив, бобы, изюм, орехи, бекон, специи и сушёные овощи. Согласитесь, звучит аппетитнее, чем крошево из хлеба с квасом.

30-е годы: фабрики-кухни и первые кафе

«В городе активно возводились ГРЭС, новый Коксохимический завод, шахта «Пионер», соответственно, чем крупнее стройка, тем острее вставал вопрос столовых. В магазинах продукты найти очень сложно, поэтому поесть нормально можно было только в специальных трапезных. Даже жилые блоки для рабочих строились так, что в каждом обязательно находилась столовая. Рабочий должен был отучаться от еды дома. Несмотря на пристальное внимание к этой сфере, питание в заводских столовых было скудным. Об этом свидетельствует цитата из номера газеты «Кузбасс» за октябрь 1932 года: «Когда уже столовая №5 будет кормить учеников сытными блюдами? В обед суп с капустой, а на второе капуста сухая с тараканами и мухами», – рассказывает краевед, научный сотрудник музея-заповедника «Красная Горка» Владимир Сухацкий.

К концу 30-х годов в Кемерове работало большое количество столовых, или, как их называли, фабрик-кухонь. В них пища готовилась в промышленных масштабах – сотнями и тысячами порций. При этом в общепите были существенные недостатки: в частности, люди жаловались, что в буфетах ГРЭС цены были на 30 процентов выше, а в буфете шахты «Северная» всего два стакана на 250 человек.

Иностранцы, приглашённые на строительство промышленных объектов города, питались в закрытых столовых, доступ в которые простым рабочим был запрещён. По словам Владимира Сухацкого, хороший обед обходился практически даром: на 2 рубля 50 копеек можно было купить суп, второе – мясное или рыбное – и десерт, при этом зарплата зарубежного специалиста составляла 600–900 рублей. Русские же инженеры платили за скудный набор полтора рубля, в то время как зарплата была 80–150 рублей. О кемеровских заведениях подобного типа ничего не известно, а вот, к примеру, в Новокузнецке такая столовая располагалась в двухэтажной гостинице American Hotel.

Первые кафе должны были «привить пролетариату прекрасное». В столовых рабочие обедали во время трудового дня, а в кафе – отдыхали по вечерам. В Кемерове самым модным заведением 30-х считался кафетерий, расположенный на Притомском проспекте в гостинице. Он работал с 11:00 до 02:00, здесь играла музыка, были разрешены танцы. Кроме того, ресторан принимал заказы по телефону на доставку готовых блюд домой. Кстати, столы заказов в 30-е годы существовали и в обычных магазинах.

1941–1945 годы: война войной – обед по расписанию

В годы войны столовые, которых в городе насчитывалось уже 250, получали свежие огурцы, зелёный лук, редиску из кемеровского теплично-парникового совхоза. Профессия повара в годы Великой Отечественной стала очень популярной: труд в столовой рассматривался как льгота.

Сведений о том, чем кормили в 40-х, практически нет. Однако примечательно, что газеты часто писали о недостатках системы общественного питания, тем самым влияя на положение дел: к примеру, обличали воровство на кухне и даже пытались улучшить вкус блюда с помощью различных публикаций.

Вот, к примеру, свидетельство из письма в редакцию газеты: «У нас на шахте «Северная» есть столовая №3. Творящимся здесь безобразиям нет границ: качество пищи чрезвычайно плохое. С 12–15 числа столовая совершенно не имеет жиров. Очень часто бывает, что в меню значатся суп, котлеты, колбаса, а подают всё те же щи и оладьи... Подпись: рабочие».

Более того, корреспондентам пришло письмо неизвестного кемеровчанина, который требовал навести порядок в столовой: «В Кемеровской столовой №13 систематически обвешивают и обсчитывают рабочих. Если обед стоит 2 рубля 30 копеек, то рабочий вынужден платить 3 рубля. «Сдачи нет»,– заявляют работники столовой».

50-е годы: кафе-автомат и официанты в столовых

«В послевоенное время ситуация с продуктами в городе значительно улучшилась – и по ценам, и по ассортименту, питание стало дешевле. Так, в меню столовой Кемеровского подковного завода имелось 25–30 блюд. Обед из трёх блюд – печёночный паштет, блинчики, компот из сухофруктов и хлеб – стоил 3 рубля 36 копеек при зарплате в 800 рублей. Более того, в конце 40-х и начале 50-х развивалось бурное строительство домов в центре города – первые этажи отдавали под общепит. Например, по улице Весенней открылась столовая, получившая название кафе-автомат. Опустив в машину монету, нужно было нажать кнопку, например, «Котлета». Посетитель клал котлеты на тарелку и садился за стол», – пишут Владимир и Ольга Сухацкие в статье «Чем богаты, тем и рады» о питании кемеровчан в прошлом веке.

К сожалению, аппараты быстро выходили из строя, и в 1959 году такое кафе переделали в столовую с меню из 70 блюд и даже официантами. Тогда обед из шести позиций стоил 8 рублей, и это было по карману даже студентам.

Что касается столовых, то они предоставляли рабочим наполовину бесплатное питание: на Кемеровской ГРЭС, например, первое блюдо и напитки оплачивало предприятие – нужно было отдать определённую сумму только за салат и второе. Кроме того, сотрудникам выдавали бесплатный хлеб, причём в таком количестве, что некоторые использовали его в качестве салфетки.

В 50-е годы кемеровские рестораны старались не уступать столичным и пользовались большой популярностью у интеллигенции. Даже в маленьком ресторанчике «Лето» в Сосновом бору на столах были скатерти, стояли вазы с цветами, а шампанское подавали во льду.

https://amp.gazeta.a42.ru/lenta/biz/54971_vzlyotyi-i-padeniya-kemerovskogo-obschepita-1910-1950-godyi


ВЗЛЁТЫ И ПАДЕНИЯ КЕМЕРОВСКОГО ОБЩЕПИТА: 1960–1980 ГОДЫ

60-е годы: столовые-«тошниловки» и приобщение к коктейльной культуре

После расцвета общепита, когда рабочие использовали бесплатный хлеб в качестве салфетки из-за его изобилия, в 60-х начинается упадок – дефицит продуктов и рост цен. У хлебных магазинов появились длинные очереди, которые занимали ещё ночью. В столовых в это время вешали плакаты: «Хлеба к обеду в меру бери! Хлеб – драгоценность! Его береги!».

[Spoiler (click to open)]

В первой половине 60-х кемеровчане постепенно забывают о столовых и кафе и всё больше времени уделяют домашней кухне. В начале десятилетия отмечается ажиотаж с мичуринскими – люди покупали участки, чтобы прокормить себя.

О низком качестве питания в столовых свидетельствует пример из статьи «Чем богаты, тем и рады» Владимира и Ольги Сухацких. Вот что написала в 1964 году про обед рабочих газета «Кузбасс».

«Обеденный перерыв, но прессовщицы завода не спешат в столовую: многие предпочитают перекусить тут же, у прессов, всухомятку. Почему? Этот вопрос привёл нас в столовую №12 Ново-Кемеровского химкомбината, которая находится на заводской территории. Пришли мы как раз в часы пик – в разгар обеда. Вот из-за столика встают две женщины. «Неважно поела, – говорит работница первого цеха З. И. Грибанова. – Гарнир опять холодный – невкусно». Соседка по столику добавляет: «Хлеб всегда чёрствый, выпечка бывает редко и тоже почему-то чёрствая. Если же во вторую смену работаем – вообще нечего поесть».

В начале 60-х более 10% населения города составляли студенты вузов и техникумов, поэтому в областном центре зарождается студенческий общепит. Заставшие его на заре кемеровчане утверждают, что в это время качество питания в столовых было ужасным, а меню – скудным. Единственный плюс – скромная сумма, которую можно было отдать за невкусный, но всё же обед.

Отличительной особенностью заведений в то время были грязные подносы, жирные алюминиевые столовые приборы и мутные гранёные стаканы, за что в народе их стали называть «тошниловками». Однако их альтернативой стали домовые кухни, которые пользовались большой популярностью, так как продавали блюда и полуфабрикаты (шницели, котлеты, тефтели, рулеты, пирожки, булочки, готовые обеды) по ценам на 25% ниже, чем в столовых.

К концу десятилетия мало что изменилось. Приведём отрывок из публикации газеты «Кузбасс» о столовых 1969-го.

«Недавно я пережил минуты очарования столовой №13. Меню звучало как музыка, обещало порадовать богатством летней кухни – огурчики, окрошка, холодное молоко… Ободрённый посулами, предвкушая утоление разыгравшегося аппетита, спешу к раздаче. Очарование тут же меркнет: того нет, другого нет, на две трети меню заполнено наименованиями блюд ради пущей важности. На гарнир – только рис, суп-лапша – пересоленный, на второе – ничего, кроме шницеля, камбала, упомянутая в меню, как таковая отсутствовала… В четырнадцатой столовой меню не менее блестящее, чем в тринадцатой, и тоже составлено по принципу «Не верь своим глазам». Мало того, что в этот вечер (7 июля) я не застал ни одного овощного блюда, пришлось пить горячий и абсолютно несладкий компот, очень похожий на чай без сахара».

В конце 60-х годов кемеровская молодёжь стала приобщаться к коктейльной культуре. Это произошло в том числе благодаря открытию трёхэтажного кафе «Льдинка» на Советском проспекте.

«На два рубля здесь можно было выпить коктейль, например, «Царская водка» (смесь мариинской водки, азербайджанского коньяка, ленинградского ликёра «Шартрез» и лимонада), кофе-гляссе, съесть порцию мороженого. Никакие правила и рецептура при приготовлении коктейлей не соблюдались. Всё зависело от того, какие напитки были под рукой. «Льдинка» пользовалась огромной популярностью у молодёжи не только потому, что здесь можно было хорошо выпить и послушать «Битлз», но и потому, что употребление коктейля в баре ассоциировалось у молодых людей с западным образом жизни», – пишут Ольга и Владимир Сухацкие.

70-е годы: рыбные дни и обилие куриных блюд

Несмотря на то, что подавляющее большинство заведений общепита было «тошниловками», в Доме политического просвещения работала столовая, приглянувшаяся студентам, которых по неизвестной причине туда пускали. На рубль здесь можно было взять обед из четырёх блюд, однако для получателей стипендии в 40 рублей это было дорогим удовольствием.

В 1976 году, согласно постановлению ЦК КПСС, на предприятиях общественного питания ввели рыбный день – четверг. Подобное изобилие морских продуктов возмущало кемеровчан: горожане считали, что «лучший вид рыбы – это колбаса». Рабочие хотели есть мясо, но его катастрофически не хватало, поэтому СМИ начали готовить публикации о тяжёлых заболеваниях из-за ежедневного употребления мяса и традиционности русской рыбной кухни.

«В эти годы кемеровский общепит стал активно предлагать горожанам блюда из курицы. Местные птицефабрики наладили выпуск бройлерных цыплят в огромных количествах. Синюшные, худенькие тушки пернатых стоили всего 1 рубль 60 копеек за килограмм и по своим вкусовым качествам очень отличались от дородных домашних куриц. В меню столовых появились недорогие кушанья из курицы. Из-за однообразия и неумелого приготовления люди не любили эти блюда, считая их невкусными и заурядными. В какой-то мере общепит закормил кемеровчан куриным мясом, и они стали его ненавидеть», – объясняют кемеровские историки.

При этом в городе были достойные рестораны, которые славились своей кухней. В частности, речь идёт о «Томи» и «Кузбассе». К примеру, в 1979 году бифштекс с луком в них можно было купить за 1 рубль 29 копеек, а лангет с гарниром – за 1 рубль 7 копеек. Также некоторое время примером для подражания были ресторан на железнодорожном вокзале, в котором подавали очень мягкие и сочные антрекоты, и заведение в аэропорту. Многие жители областного центра специально наведывались туда, чтобы пообедать ухой из осетровой головизны.

В середине 70-х в Кемерове начал работу двухэтажный ресторан «Солнечный». Как пишут Ольга и Владимир Сухацкие, советская власть, вероятно, надеялась, что скоро наступят лучшие времена и люди станут ходить в престижные заведения не только по праздникам, а просто утолить голод. Но чуда не произошло, и с каждым годом качество блюд ухудшалось – посетителей становилось меньше. В итоге огромное заведение превратилось в торговый центр.

80-е годы: тотальное падение общепита

В 1982 году в подвале на Ноградской, 9 открылся бар «Грот», ставший для молодых людей эффективным местом знакомств. Парни часто встречали здесь представительниц прекрасного пола, готовых провести вечер в приятной компании за чашечкой наивкуснейшего кофе или чего-нибудь покрепче. Также в историю вошёл и интерьер заведения: низкие сводчатые потолки, отделка из натурального камня и кабинки, похожие на пещеры, придавали бару «прибалтийский» вид.

Кемеровчане попрощались с коктейлями вместе с началом антиалкогольной компании 1985 года, когда спиртное стали продавать по талонам. В этот период популярные в 60-х домовые кухни перестали радовать горожан: отсутствие пищевого сырья сломало систему, существовавшую полтора десятилетия. То же самое было и с ресторанной кухней, которая сильно зависела от количества и качества продуктов, – в условиях дефицита продовольствия меню стало умещаться на одной страничке.

Всё это снова вернуло кемеровчан на домашние кухни, которые практически перестали посещать рестораны. Повара-профессионалы увольнялись, и городская система общественного питания в годы перестройки пришла в полный упадок.

https://gazeta.a42.ru/lenta/biz/54975_vzlyotyi-i-padeniya-kemerovskogo-obschepita-1960-1980-godyi

Кемерово, автовокзал

Кемеровский автовокзал — самый крупный в сети автовокзалов и автостанций Кемеровской области.
Здание Кемеровского автовокзала общей площадью 671 м2 было построено в 1966 году. В марте этого года автовокзал принял своих первых пассажиров.
Период с 1980 по 1985 гг. характеризуется значительным увеличением пассажиропотока и вводом в расписание движения автобусов дополнительных рейсов. В кассовых залах и зале ожидания автовокзала стало тесно. В начале октября 1987 года, после масштабной реконструкции, автовокзал был вновь готов к приему пассажиров. В результате проведенных работ его площадь увеличилась до 1553 м2. На перроне были оборудованы пригородные кассы. Объем отправлений и перевозимых пассажиров увеличился вдвое.
В связи с празднованием Дня шахтера в 2005 году в областном центре большое внимание было уделено модернизации Кемеровского автовокзала. Теперь он отвечает всем архитектурным требованиям современности. Полностью обновлен фасад здания, расширен и накрыт навесом перрон, реконструированы кассовые залы и зал ожидания.
Сегодня Кемеровский автовокзал стал одним из самых развитых и стабильных комплексов по обслуживанию пассажиров не только в Кемеровской области, но и во всем сибирском регионе. С его девяти платформ уезжает по разным направлениям от 10 до 12 тысяч пассажиров в будни и до 14 тысяч — в выходные и праздничные дни. А это составляет более 30% от общего объема перевезенных пассажиров в целом по области.[1]

Avtovokzal-1966-g.

[Spoiler (click to open)]

Скан с брошюры "Кузбасс — Автотранс" посвященной 100-летию Российского автомобильного транспорта. Автор неизвестен.

1887585

Avtovokzal

1 июля 2003 года в результате мероприятий по реорганизации автомобильного пассажирского транспорта, на основании распоряжения администрации Кемеровской области от 19.05.2003 г. №513-р было создано государственное учреждение «Кузбасспассажиравтотранс» (ГУ «КПАТ»).http://kpat.ru/about/about.php


IMG 0398

IMG 1664

IMG 1666

IMG 1668

IMG 1669

IMG 4194

IMG 7545

старые фото из открытых источников

не смогла найти фото(видно в заблокированном журнале, я снимала внутри. Видео чужое




Ван Лохем в Щегловске, его архитектура и что стало, в видео

VFL.RU - ваш фотохостинг

В 1921 году группа американских и голландских коммунистов основала в городе Щегловске (ныне Кемерово) Автономную Индустриальную Колонию "Кузбасс" (АИК). В 1926 году в Щегловск был приглашен голландский архитектор-конструктивист Ван Лохем, мечтавший о создании города-сада.

[Spoiler (click to open)]

С первых лет существования Копикуз (Акционерное Общество Кузнецких каменноугольный копей) начал строить жилье для шахтеров и рабочих коксохимического завода. Несколько улиц с индивидуальной частной застройкой, размещенные вокруг шахты «Центральная», были закончены к концу 1916 года. Существовавшее тогда в Европе увлечение планировкой городов-садов, удаленных от центров крупных городов вместе с промышленными предприятиями, имело место и в планировке жилых образований на Кемеровском руднике и вблизи коксохимзавода. Добротные бревенчатые на две квартиры, с небольшим земельным участком в 3-5 соток, дома были основой схемы застройки. Общественный центр с магазином, баней, клубом, школой и обилием зелени обеспечивал минимум удобств такого города-сада. И если вблизи шахты «Центральная» жилой поселок, построенный Копикузом, сохранился почти полностью, то вблизи коксохимзавода, где жили строители, в связи с расширением завода и его санитарной вредностью не сохранился.

Позднее, в 1918 году, томский инженер П. А. Парамонов разрабатывает по конкурсу генеральный план левобережной части города Щегловска, в котором он трактует Щегловск как город-сад. Границами проработанной территории города являлся на севере — берег реки Томи, на востоке — нынешняя территория областной больницы, на юге — проспект Ленина и улица Сибиряков-Гвардейцев, на западе — нынешний Кузнецкий проспект. Но рассмотрение конкурсных материалов состоялось лишь в мае 1921 года, когда в Щегловске и Кузбассе установилась советская власть. Это событие совпало с приездом в Щегловск С. Рутгерса, который, побывав в Кольчугине и Кузнецке, остановил свой выбор для деятельности АИК «Кузбасс» на Кемеровском руднике и Щегловске.

В 1925 году во время отпуска С. Рутгерс, будучи в Голландии, пригласил в Щегловск одного из известных архитекторов в Амстердаме Йоханнеса Бернардоса ван Лохема. Известный своими левыми взглядами и симпатией к Советскому Союзу, Ван Лохем приехал в далекую Сибирь. Его богатая проектная и строительная практика в родном городе Харлеме, его педагогический и журналистский опыт помогли ему быстро войти в проблемы проектирования молодого города. Он назначается руководителем проектного бюро, в котором работало два десятка квалифицированных зарубежных и российских инженеров, техников и чертежников.


Зрелый сторонник рационализма и функционализма, Ван Лохем быстро и правильно понял свое-образие проектирования и строительства нового города. Ему была поставлена задача построить город на пять тысяч жителей в районе Кемеровского рудника, а также поселок коксохимзавода, дома в Ишанове, Кольчугине, Прокопьевске, Усть-Соснове и другие, всего более 800 жилых общественных и промышленных зданий. Были трудности. Для строительства предоставлялся, в основном, круглый лес, которого нет в строительной практике Голландии. Он освоил этот новый для него материал, показывая образцы неповторимой стилистической новизны. Основой формообразования его объектов явились принципы творческой группы «де Стиль», создателем которой были художники-новаторы Пит Мондриан, Питер Ауд, Гаррит Ритвельд и другие. Ван Лохем некоторое время, в начале творческого пути, примыкал к этой группе, но затем отошел от нее, а в 1925 году остро разочаровался в голландской практике проектирования жилья.

Социалист и романтик, он с большими надеждами едет в Россию, желая обосноваться здесь навсегда. Привозит в Сибирь свою семью: жену, женатого сына с невесткой, с интересом и успешно изучает русский язык. Его неиссякаемая энергия позволила ему за короткий срок пребывания в Сибири (около двух лет) выполнить огромный объем проектных и строительных работ. Рационализм, экономичные решения, отличительный авторский стиль, высокое качество, конструктивная и стилистическая новизна, активная журналист-ская деятельность помогли ему стать, по существу, главным архитектором не только Щегловска, но и целого региона.

Не только на период деятельности в Кузбассе, но на десятилетия вперед он определил стилистическую политику городов, их планировочную структуру. Не было в городах кирпича — он организует кирпичное производство, прямо на строительных площадках создает небольшие заводы. Не хватало материалов — он предлагает и отстаивает экономичные решения засыпных конструкций стен, которые определили конструктивную основу жилых домов вплоть до 60-х годов во многих городах Сибири: это облегченные стены с засыпными утеплителями или вкладышами, это совмещенные невентилируемые кровли, это утепленные бревенчатые стены с засыпками из смеси опилок, стружек, пролитых гипсовым раствором, и т. д.

Учет сурового климата выразился в заглублении фундаментов и сетей ниже глубины промерзания грунтов (около 2,5 м), в оптимальной инсоляции квартир, классных помещений школ и учреждений, в применении полуторных этажей, где спальни верхнего этажа сообщаются с гостиной, отчего в них всегда теплее... Принципы планировок города-сада находят у него разумное применение: каждой квартире — небольшой участок земли для цветника, очень плотная малоэтажная застройка, продиктованная суровым климатом Сибири, экономичная планировка квартир с кухней-нишей, с кухней-столовой, с просторной гостиной, с небольшой спальней и сквозным проходом на улицу и во двор.

Первые сблокированные дома ("колбасы")

011

Его критиковали в газетах того времени, оспаривали его нововведения и приемы, но он не сдавался. И время подтвердило во многом его правоту. Его дома простояли более 70 лет, в них и сейчас живут потомки шахтерских семей. Дома, конечно, физически и морально устарели, но в них просматривается стилевой рационализм, ясность, связь внутреннего пространства и внешнего облика, они узнаваемы, они красивы. Правда, многие работы Ван Лохема утрачены. Дерево — не долговечный материал.

Йоханнес Бернардос ван Лохем был хорошо знаком с развитием европейской архитектуры, передовой творческой инженерной мысли и с самых первых шагов своей деятельности осуждал эклектическую архитектуру XIX века. Он искал новую архитектуру, в которой функционализм и рационализм являются основой в формообразовании и конструкциях. Ван Лохем посещал страны Европы, знакомился с работами Луиса Салливена и Мис ван дер Роэ. Знал советских архитекторов-авангардистов: Николая Ладовского, Константина Мельникова, Ивана Леонидова, Эль Лисицкого и художников авангарда: Владимира Татлина, Александра Родченко, Василия Кандинского, Казимира Малевича... Это помогало ему как в поисках своего индивидуального стиля в архитектуре, так и в формировании творческого мировоззрения. Конечно, на его мировоззрение основное влияние оказали традиции архитектурной и строительной культуры Голландии. Это проявилось в практике строительства в Кузбассе.

Здание школы

shkola 1

Творческие работы Й. Б. ван Лохема в Кемерове делятся на несколько видов. Самую многочисленную часть составляют жилые массовые дома с очень экономичной планировкой. Планировочная структура жилых образований напоминает города-сады в своей классической интерпретации — по Говарду. Жилые группы с мини-участками для каждой квартиры. Вблизи участка в пределах пешеходной доступности — места приложения труда (шахта, мастерские, лесозавод, стройка). На отдельном участке больничный комплекс. Это не новаторство зодчего, а учет ранее сложившейся структуры застройки района и местных климатических условий. До приезда Ван Лохема в Кузбасс большая часть населения в Щегловске жила в землянках или в норах с крышей, как писал позднее он в воспоминаниях. Задача дать всем скромное, но комфортабельное жилье в кратчайший срок была положена в основу его деятельности как архитектора-градо-строителя.

Дом для специалистов

dom dd

Вторую часть зданий составляют особняки специалистов, прибывших на работу по контракту, — инженеров и техников. Здесь несколько типов особняков на одну, две и несколько квартир. При проектировании учитывались, видимо, договорные условия, перспективный срок проживания, требования, а иногда и амбиции «спецов». Среди этого вида жилищ выявлена лишь часть. Не выявлены одноквартирные дома, «затерявшиеся» среди огромного количества себе подобных, построенных позднее по образцу первых.

Третий тип — это здания общественные: торговое здание кооператива — магазин, школы, клубы (не сохранились), пожарное депо (не сохранилось), баня, административные здания. И, наконец, четвертый тип — промышленные здания и сооружения. Все эти типы несут во внешнем облике, типологической и конструктивной структуре индивидуальные авторские черты. Некоторые из этих строений уже утрачены, а многие или снесены из-за ветхости, или сгорели... Это было временное, не рассчитанное даже на 50 лет жилье, но часть его служит людям до сих пор.

1bb

Стилевой «толчок» конструктивизма, функционализма, рационализма и элементаризма в эти годы (1925—1927) разбудил такую мощную кинетическую энергию в Кузбассе (Кемерове, Ленинске-Кузнецком, Анжеро-Судженске и Прокопьевске), что даже в конце пятидесятых годов строили подобное жилье, используя проекты, выполненные в проектном бюро Ван Лохема. Либо выполнялись новые проекты, учитывающие весьма скромные довоенные и послевоенные финансовые возможности и бравшие «за образец» проекты, обоснованные в жарких дискуссиях Ван Лохемом. Другой район города Кемерово — МЖК (западнее проспекта Шахтеров) имеет застройку 1957—1958 годов, в которой как типологические и планировочные, так и формообразующие и конструктивные принципы сходны с почерком Лохема.

Архитектура 20-х годов лучше сохранилась, чем 30-х, 40-х и даже 50-х, она использовала глубоко заглубленные фундаменты, в необходимости которых удалось убедить Ван Лохему местных строителей. Более поздняя застройка стоит на мелко заглубленных фундаментах не глубже одного метра, да еще кое-где на обводненных грунтах. Много такого жилья снесено в период 1976—1984 годов в санитарно-защитных зонах коксохимзавода, азотно-тукового завода, завода Карболит. Была снесена застройка «Нижней колонии» при расчистке площадки для Кемеровской ГРЭС в начале 30-х годов. Сносятся бараки в поселке шахты «Пионерской», давно и многократно пережившие свой расчетный срок.

Все эти виды зданий несут во внешнем облике, типологической и планировочной структуре индивидуальные авторские черты и особенности, которые были присущи Ван Лохему на родине, в Голландии, а также в его предыдущих и последующих работах на Кузбасской земле. Это черты архитектурного течения «Де Стиль», к которому он примыкал в ранний период творчества и которое отличалось лаконизмом и рационализмом планировочных решений, особой концепцией цвета, игрой объемов. Это и черты самостоятельного творческого метода Ван Лохема, впоследствии разочаровавшегося в голландской архитектуре начала 20-х годов.

Некоторые из зданий Ван Лохема в Кемерове — настоящие шедевры, родившиеся здесь и не имеющие аналогов. Они прекрасны даже по прошествии 70 лет, и было бы большой удачей, если бы лучшие из них были приведены в первозданный вид, то есть отреставрированы и поддерживались бы в хорошем состоянии. Как это сделано на родине Ван Лохема в Харлеме, как это сделано с творчеством В. М. Дудока в г. Хилверсуме, а также с творчеством Я. Й. Питера Ауда в Хук-ван-Холланде, Гааге, в поселке Вайсенхоф г. Штутгарта. Их творчество совпало по времени с творчеством Й. Б. ван Лохема.

Наши потомки могли бы наблюдать начало зарождения нового международного стиля в архитектуре на примере построек скромных по размерам, но грандиозных по своим социальным задачам, по замыслу автора, по его самостоятельному, интуитивному поиску новых форм.

Юрий Зюзьков, Альманах "Красная горка", выпуск 1. Кемерово, 2001.

https://redhill-kemerovo.ru/istoriya/pamyatniki/pamyatniki-aik-kuzbass/doma-kolbasyi/

А так сейчас выглядят таунхаусы....архитектурное наследие в руинах...как и школа. Я о ней позже напишу.




О нашем, всеми уважаемом на стихирских сайтах, Викторе Бекк

Попросила его написать о себе, совсем ведь ничего о человеке не знала, а он песни поёт наши, музыку пишет. Как - то не дело)Вот теперь и село, откуда он родом узнала и т.д

Добрый день,землячка...Вот пару строчек обо мне...
Обыкновенный человек. Люблю жизнь. Уважаю добро. Ценю в людях душевность. Поэтом себя НИКОГДА не считал...
НО - душа поёт... Пишу музыку,пою..и ,под настроение, сочиняю ...
Я родился и вырос в Сибири, на Алтае,в маленьком посёлке Красноармейский, в большой семье.
Рано приобщился к музыке, поскольку в нашей семье пели все, а мама играла на гитаре. Рано начал петь на сцене, подражая певцам, которых удавалось услышать в глуши... В школьные годы самостоятельно научился играть на баяне, гитаре, гармошке.
По окончании службы в Армии закончил Барнаульское культпросвет Училище, отделение народных инструментов.
Работал учителем музыки одновременно в школе и в садике
Проработал 12 лет худ руководителем в сельском Доме культуры и 9 лет директором Дома культуры.
В 2000 году переехал с семьёй в Германию. И именно с переездом начал писать песни для близких, друзей, знакомых.
Очень рада, что узнала его! Иногда прошу его мои стихи спеть)вы слышали уже.

Чуть комментариев


Комментарии:
Алексей Сторож Первые жители селились хуторами, которые назывались Барское, Рейхенфельд, Басхенфельд. В 1930-е годы деревня получила название Барский лог или сокращенно — Барский". (Вот так "сократили" - в советской - то стране😁 )
В 1961 году указом Президиума Верховного Совета РСФСР поселок Барский Лог переименован в Красноармейский[4





article258948


[Spoiler (click to open)]


407a4691c3db0a8f061b3c05a3c2ee26

article170531



Село Красноармейский было основано в 1907 году. Первые поселенцы появились в 1902 г. Первоначально здесь проживало семь семей. Это были выходцы из южных губерний России (скорее всего Екатеринославской губернии), лютеране. Первые жители селились хуторами, которые назывались Барское, Рейхенфельд, Басхенфельд. В 1930-е годы деревня получила название Барский лог или сокращенно — Барский.

В 1961 году указом Президиума Верховного Совета РСФСР поселок Барский Лог переименован в Красноармейский[4].

Дом в селе Барское (Красноармейский) в середине 50-х г.

Тип усадьбы был принесен переселенцами из прежних мест проживания. Усадьба представляла собой большой двор, все постройки находились под одной крышей. Сначала в деревне был один общий колодец, а затем колодцы появились во всех дворах. Земля в этом месте очень плодородная, но необходимо искусственное орошение. Вода расположена очень глубоко, поэтому в основном жители занимались животноводством, разводили коров и лошадей. Хорошую несоленую воду привозили из деревни Кресты, которая была расположена в 12 км от Красноармейки. За бревнами и досками для постройки домов ездили в Ключи. Излишки продуктов, произведенных в хозяйстве, продавали на рынке в г. Славгороде, куда ездили по воскресеньям. Хотя взаимоотношения жителей Красноармейки с представителями других конфессий были мирными, заключать браки предпочитали с лютеранами.

Браки заключались в основном с жителями деревни Новоромановка. До середины 1950-х годов в Красноармейке была начальная школа, затем 7-летняя, с 1961-х годов — 8-летняя. Немецкий язык преподавали как родной. В Красноармейке были кузница, столярная мастерская, магазин, библиотека, молитвенный дом.

Подавляющая часть населения этого села в 1990—2000 годы эмигрировала в Германию.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_(%D0%9D%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD)

Виктор Бекк - "Моя  деревня....до слёз песня...



Песни Виктора можно послушать здесь
https://russianpoetry.ru/users/ViktorBeck
и на ютубе
https://www.youtube.com/playlist?list=PLYCcf-4xgaaFJwcqVyIiv5zEjoozhqD2R
здесь
https://ru357.iplayer.info/q/виктор+бекк/


Светлана Лосева
Катенька, какая ты - молодец! Действительно Виктор - наидобрейший человек, бескорыстный, верный друг и товарищ! Мы, эпиграфцы, встречались с ним в Москве. С его женой Лидией. Эту встречу не забыть. Такая праздничная атмосфера была! Виктор рассказал о себе, о своей семье. Слушали его песни, обменивались подарками. На следующий день гуляли и говорили, говорили. Когда человека узнаешь ближе и убеждаешься в своих чувствах к нему по сайту, то он становится родным. Каждый из нас его благодарит за музыку к нашим стихам и выразительное исполнение. Я желаю Виктору и Лидии здоровья, благополучия в семье, неиссякаемого вдохновения!!! Благодарю тебя, Катенька и за инфо о деревне. А видео и сама песня Виктора о родных местах растрогала до слёз. arb08 013smile