January 9th, 2021

Источники о «Кемеровском деле» 1936 г. в облгосархиве и о Норкиных, отце и сыне

Никто не помнит, кто создал Александрийскую библиотеку, но все знают, кто еѐ сжѐг - Герострат.(Три начальника)
http://слово-сочетание.рф/uploads/books/svetlakov_3nachalnika.pdf
Борис Норкин заслуживает упоминания не только редким именем сына и папиросами. В Кемерово Норкин приехал в 1932 году и возглавил «Кемеровокомбинатстрой». За 4 года пребывания Норкина в Кемерово была построена
ГРЭС, пущен в эксплуатацию коксохимический завод, построена железная дорога на Барзас, углеперегонный мост, был построен Кировский район. Норкин искал нефть в Барзасской тайге, начинал строительство металлургического гиганта в Кемерове. Был расстрелян в 1937 году, реабилитирован в 1963-м. А нам остался топомим Металлплощадка.
В фондах Кемеровского областного краеведческого музея, в деле Бориса Осиповича Норкина — уполномоченного Наркома тяжелой промышленности и начальника “Кемеровокомбинатстроя” есть письмо его жены Холмогоровой Анны Андреевны (ОФ 8919/2) 4, в котором она сообщает, что их сына зовут Кемером Борисовичем Норкиным, рожденным в 1933 г., и назван он так отцом в честь г. Кемерово. По инициативе Норкина в 1935 г. на Московской табачной фабрике “Дукат” выпускались папиросы “Кемеровострой” и доставлялись в Кемерово и другие города с целью популяризации этого строительства. На коробке запечатлена канатная дорога через Томь с правого на левый берег. Она хранится в музее под номером НВ 2280 5, являясь редким и мемориальным предметом. К сожалению, фото этикетки этих папирос в интернете не нашел, но для примера выкладываю как выглядела этикетка папирос "Волховстрой"... Источник информации: Смокотина Л.П. Из истории топонима «Кемерово» // Балибаловские чтения : материалы научно-практ. конф., посвящ. 80-летию городского статуса Кемерово, июнь 1998 г. / Кемер. гос. ун-т [и др.]. – Кемерово : Кузбассвузиздат, 1998. – С. 114-117. #Кемерово #Кемеровострой #История #Томь

imgonline com ua 2to1 N0fyldRQt64ti


[Spoiler (click to open)]
Картинку с упаковкой папирос "Кемеровострой" я тоже не нашёл. Зато попался Прейскурант Главтабака о снижении с 01.07.1937 г. цен на папиросы. В соответствии с эти документом, "Кемеровострой" выпускались с коротким мундштуком в упаковке по 25 шт. и цена на них снижалась с 3 руб. до 2 руб. 70 коп.

VFL.RU - ваш фотохостинг
Борис Осипович Норкин (18951937) — фигурант Второго Московского процесса, в 1930-е годы — начальник «Кемеровокомбинатстроя». Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР.

Борис Норкин родился в 1895 году в городе Рогачёв. По национальности еврей. Получил незаконченное высшее образование. В ноябре 1917 года вступил в ВКП(б). Работал в ВЧК, по некоторым данным, «под непосредственным руководством Ф. Э. Дзержинского»[1].

В Кемерово Норкин приехал в 1932 году. Он возглавил «Кемеровокомбинатстрой». На этой должности он неоднократно попадал в сферу внимания органов НКВД. Начиная с 1933 года, на Норкина составлялись конъюнктурные обзоры за подписью лично начальника кемеровского отдела НКВД М. Е. Сердюкова. Согласно этим обзорам, в Кемерово начала 1930-х годов был налицо развал народного хозяйства — выделяемые средства не осваивались, промышленное строительство не велось, в городе свирепствовал голод, доводящий людей вплоть до людоедства[1]. Также Норкину ставилось в вину то, что он не руководствуется в работе «классовым чутьём»:

« …в свой аппарат набирает людей непроверенных, причем отстаивает своё мнение тем, что всех этих лиц он хорошо знает, а впоследствии оказывается, что они — то собственник, то сын попа[1] »

Пытаясь предупредить взрыв недовольства и преодолеть голод, Норкин решил начать перерасход неприкосновенных запасов муки. Кемеровское начальство НКВД предлагало отдать Норкина под суд, но к тому времени тот уже курировал крупные стройки кемеровской энергоцентрали и кемеровского коксохимического комбината[1].

Социальное происхождение Норкина делало его неблагонадёжным. Начиная с весны 1935 года ему подыскивали замену. Против него выступали Роберт Эйхе, первый секретарь кемеровского горкома ВКП(б) Бузов, а также ряд чиновников народного комиссариата тяжёлой промышленности. Норкин подвергался критике на хозяйственных собраниях, после чего против него начали выступать его собственные подчинённые, вплоть до его заместителя Дробниса[1].

В 1936 году Норкин с трудом сумел избежать ареста по так называемому «Кемеровскому делу»[1]. Кемеровский партийный деятель Казанин говорил в состоянии алкогольного опьянения о Норкине:

« …Ваш Норкин большая сволочь, он принимал большое участие в Кемеровском деле и вылез. Жид жида всегда вывезет, а виноват он больше всех… »

Норкин всячески пытался избежать ареста, выступая даже против собственных подчинённых, подвергнутых арестам по обвинению в шпионаже и диверсионной деятельности. В 1936 году был арестован его заместитель Дробнис, что послужило поводом для критики Норкина в политической близорукости[1].

30 сентября 1936 года Борис Норкин был арестован по обвинению в «организации антисоветского центра и в руководстве вредительской, диверсионной, шпионской и террористической деятельностью». Являлся одним из фигурантов Второго Московского процесса. 30 января 1937 года Норкин был признан виновным и был приговорён к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. Приговор был приведён в исполнение 1 февраля 1937 года. Совместно с другими расстрелянными по этому делу, Норкин был кремирован в Донском крематории и захоронен на Донском кладбище в Москве. 18 июня 1963 года Военная коллегия Верховного Суда СССР вынесла решение о посмертной реабилитации Норкина[2].



НА ТЕМУ «ИСТОЧНИКИ О «КЕМЕРОВСКОМ ДЕЛЕ» 1936 Г. В ОБЛГОСАРХИВЕ»

В.И. Бельков

Источники о «Кемеровском деле» 1936 г. в облгосархиве

Ключевые слова: «Кемеровское дело», Кемеровский горком ВКП(б), Эйховский (Рудничный) райком ВКП(б), трест «Кузбассуголь», шахта «Центральная», Государственный архив Кемеровской области, И.Е. Коваленко, Н.С. Леоненко, Э.И. Штиклинг.

Семьдесят пять лет назад, 19-21 ноября 1936 г., в г. Новосибирске состоялся открытый судебный процесс по так называемому Кемеровскому делу, возбужденному местным НКВД в связи со взрывом в ночь с 22-го на 23 сентября на шахте «Центральная» Кемеровского рудника треста «Кузбассуголь», в результате которого 10 человек погибли и 14 были тяжело ранены.

История «Кемеровского дела» уже получила некоторое освещение в литературе. Оно, наряду с громкими московскими процессами конца 1930-х гг., упомянуто Р.Конквестом в журнальной публикации, а в «Исторической энциклопедии Кузбасса» ему отведена самостоятельная, основанная на документах Архива УФСБ по Кемеровской области (в том числе следственного дела) статья1. Кроме того, засекреченные подробности «Кемеровского дела» отражены в документальной повести Ф.М. Ягунова .

Тем не менее не все источники введены в научный оборот. В Государственном архиве Кемеровской области (ГАКО) хранится комплекс неопубликованных документов и периодических изданий по данному процессу, состав и содержание которых попытаемся охарактеризовать в настоящей статье.

Но вначале напомним уже известные факты. Сразу после взрыва, той же ночью, 23 сентября, начальником Кемеровского городского отдела НКВД И.А. Врублевским была составлена справка, послужившая основанием для ареста начальника вентиляции шахты И. Т. Ляшенко и его заместителя М.И. Курова, в которой сообщалось без всяких на то оснований, что на предприятии вскрыта диверсионная контрреволюционная группа, возглавляемая главным инженером Кемеровского рудоуправления И.А. Пешехоновым. Под судом оказалось все руководство шахты: ее управляющий И.И. Носков, главный инженер И.Е. Коваленко, начальник участка Ф.И. Шубин, инженер рудоуправления В.М. Андреев, немецкий специалист Э.И. Штиклинг . К «контрреволюционной шпионской организации» также причислили арестованных ранее заместителя начальника «Кемеровокомбинатстроя» Я.Н. Дробниса, главного инженера треста «Кузбассуголь» М.С. Строилова и бывшего управляющего Прокопьевским рудником А.А. Шестова; они и привлеченный вскоре к процессу начальник «Кемеровокомбинатстроя» Б. О. Норкин были отправлены в Москву и подключены к рассматривавшемуся с 23 по 30 января 1937 г. делу «Антисоветского параллельного троцкистского центра» (Ю.Л. Пятакова, Г.Я. Сокольникова и др.)4.

Все девять обвиняемых признались в принадлежности к «мифической» шпионско-диверсионной организации и были приговорены по ст. 58-7 и 58-11 УК РСФСР к расстрелу5. Спустя более двадцати лет, 6 февраля 1958 г., за отсутствием в действиях подсудимых состава преступления Военная коллегия Верховного суда СССР прекратила «Кемеровское дело», а все его участники были реабилитированы посмертно6.

По видовому составу выявленные в ГАКО документы о «Кемеровском деле» можно поделить на три группы. Первую составляют распорядительные документы местных партийных органов и организаций: постановления и решения, протоколы бюро, пленумов, партийных активов и конференций Кемеровского горкома и Эйховского (Рудничного)

райкома ВКП(б) и материалы к ним; протоколы партийных собраний и заседаний партбюро шахты «Центральная», а также приказы и распоряжения треста «Кузбассуголь», в подчинении которого находилась данная шахта.

Протокол заседания бюро Кемеровского горкома ВКП(б), состоявшегося 28 сентября 1936 г., т.е. через 5 дней после взрыва на шахте «Центральная», отражает однозначную оценку его членами этой трагедии - «вредительская диверсионная» деятельность. В приложенном к протоколу докладе комиссии крайкома (от 28 сентября) содержится более развернутый вывод: «Эта контрреволюционная группа в своей вредительской подрывной работе поставила целью вывести главную шахту рудника из строя, сорвать выполнение производственного плана угледобычи и подготовительных работ»7. Далее последовало единогласное осуждение арестованных по «Кемеровскому делу» на 4-й районной партийной конференции Эйховского (Рудничного) райкома ВКП(б) г. Кемерово и общем закрытом партийном собрании шахты «Центральная», что значится в соответствующих протоколах от 29-30 января и 16-19 апреля 1937 г.8 Причем на последнем партсобрании подчеркивалось, что «ЦК ВКП(б) призывал к максимальной бдительности и учил как надо распознавать врага народа. Партком шахты "Центральная" не обеспечил этих указаний»9.

Таким образом, в сжатые сроки, буквально за несколько дней, но, главное, до суда, партийные организации всех уровней (от горкома до первички) осудили арестованных, списав на них недостатки в деле угледобычи.

В документах Кемеровского горкома ВКП(б) содержатся также сведения о последовавшей кадровой «чистке» руководителей организаций и учреждений Кемерова, в том числе партийных. Так, еще до начала процесса, 5 октября 1936 г., бюро горкома, согласно решению Запсибкрайкома от 29 сентября, освободило от обязанностей первого секретаря Д.Т. Якушина и вывело его из состава своих членов и пленума горкома, утвердив вместо него К.В. Риневича, что отражено в протоколе заседания10. А в протоколах бюро горкома от 2 марта и 18 апреля 1937 г. зафиксировано исключение из партии начальника отдела рабочего снабжения «Кемеровокомбинатстроя» А.Е. Давыдова, директора «Госстройтреста» Н.И. Мужецкого, управляющего трестом «Кемеровоуголь» И.И. Черных (последнего впоследствии уволили и отдали под суд)11.

19 февраля 1937 г. бюро Эйховского (Рудничного) райкома ВКП(б) утвердило решение

парторганизации шахты «Северная» об исключении из кандидатов в члены ВКП(б)

12

начальника строительства шахты Н.П. Семенова и предупредило о выводе из рядов партии нового управляющего шахтой «Центральная» И.И. Попова, а также обратилось в горком партии с просьбой поставить перед крайкомом вопрос о снятии обоих с должностей. В результате И.И. Попов был исключен из партии и лишен работы13. Аналогичным образом в 1936-1938 гг. смена руководства последовала в «Кемеровокомбинатстрое» и «Азотстрое», в теплосети и на лесозаводе, ряде других предприятий и организаций14.

Что касается документов треста «Кузбассуголь», изданных после случившегося взрыва на шахте «Центральная», то в его распоряжении (номер и дата не проставлены) указывалось на рост «несчастных случаев от взрыва газа и отравлений газами». Так, в 1935 г. было 124 случая, из них 16 - смертельных, а в 1936 г. их количество «возросло до 700 при 17 смертельных»15.

Вторая группа источников - отчетные и информационно-справочные документы, где первостепенный интерес представляет отчет треста «Кузбассуголь» по основной деятельности за 1936 г., составленный в январе 1937 г. В нем сообщается о «разоблачении контрреволюционной троцкистско-фашистской банды озверелых диверсантов, вредителей и убийц», которые умышленно отдавали распоряжения не ремонтировать вентиляционные ходки, создавать большое количество тупиков, в которых скапливался газ, а это затрудняло

проветривание, вызывало отравление рабочих и привело в конце концов к взрыву16. «Урок этот должен послужить серьезным предупреждением для всех работающих в Кузбассе и, в первую очередь, для руководителей Кузбасса в смысле повышения бдительности и

17

скорейшей ликвидации результатов вредительства и диверсий» .

Сведения архивных документов существенно дополняет периодика, прежде всего публикации главного печатного органа Кемеровского горкома ВКП(б), местных горсовета и горпрофсовета - газеты «Кузбасс», хранящейся в справочно-информационном фонде ГАКО. Показательно, что сначала сообщения носили сугубо информационный характер, например «Несчастный случай в шахте» (26 сентября 1936 г.), а по ходу процесса стали быстро нарастать требования покарать «гнусных наемников фашизма». Об этом красноречиво говорят заголовки кемеровской газеты: «Ликвидируем последствия вредительства троцкистской банды на руднике» (18 ноября); «Уничтожить гадину» (от рабочих, инженеров и техников шахты «Центральная»), «Расстрелять гнусных наемников фашизма» (19 ноября); «Стереть с лица земли все троцкистское охвостье», «Никакой пощады врагам народа» (резолюция митинга рабочих, инженеров и техников шахты «Центральная»), «Предателей народа карать со всей жестокостью» (22 ноября); «Враги народа приговорены к расстрелу» (23 ноября); «Трудящиеся Кемерово единодушно одобряют приговор суда» (24 ноября). Заметим, что печатный орган ЦК ВКП(б) газета «Правда» посвятила «Кемеровскому делу» две передовые статьи: «Троцкисты, вредители и диверсанты на рудниках Кузбасса» (20 ноября) и «Справедливый приговор» (23 ноября).

В целом хранящиеся в ГАКО документы и периодические издания дополняют уже имеющиеся публикации по истории «Кемеровского дела», показывая пропагандистскую кампанию со стороны партийных органов всех уровней по поиску врага взамен решения назревших проблем в угледобыче.

1

Конквест Р. Большой террор // Нева. 1989. № 12. С. 69; Рудин В.Г. «Кемеровское дело» // Историческая энциклопедия Кузбасса: В 3 т. Познань, 1996. Т. 1 (А-К). С. 319-321.

2 Ягунов Ф.М. Взрыв. История Кемеровского дела. Кемерово, 2008.



Источник: http://naukarus.com/istochniki-o-kemerovskom-dele-1936-g-v-oblgosarhive

Кемер Борисович Норкин (1933—2017) — советский и российский учёный и государственный деятель; доктор технических наук (1977), профессор. Автор более 70 научных работ и 20 изобретений[1].
240px Норкин Кемер Борисович

Родился 5 декабря 1933 года в городе Кемерово.

Окончил Московский государственный институт стали и сплавов, металлургический факультет по специальности «Печи и автоматика». В 1956—1957 годах работал в проектном институте «Гипроцветмет» инженером металлургического отдела. В 1959 году окончил Московский энергетический институт, факультет «Автоматика и вычислительная техника»; инженер-электрик по специальности «Автоматика и управление в технических системах». Затем обучался в аспирантуре Института проблем управления имени В. А. Трапезникова РАН.

С 1957 по 1992 год работал в Институте проблем управления инженером, старшим инженером, начальником стендовой установки, младшим научным сотрудником, старшим научным сотрудником, заведующим лабораторией.

В 1989 году Норкин был избран депутатом Моссовета. С 1991 года курировал Совет предпринимателей при мэре и правительстве Москвы, основной целью которого было содействие развитию предпринимательской деятельности на территории Москвы. С 1992 года был председателем Комитета перспективного планирования департамента мэра Москвы, затем — генеральным директором департамента мэра Москвы, министром правительства Москвы, начальником управления мэра. В январе 2000 года был освобождён от обязанностей начальника управления мэра в связи с упразднением этой должности. Был назначен начальником Аналитического управления мэра Москвы.

С 2007 по 2011 годы работал в Московском городском университете управления им П. А. Столыпина советником ректора. Был приглашенным профессором Института прикладной математики и систем (Мексика), членом президиума Вольного экономического общества России, членом президиума Международной академии менеджмента.

Умер 24 ноября 2017 года в Москве[2][3].

Являлся академиком Международной академии менеджмента и Российской муниципальной академии. Член Элитарного клуба (1996). В 2001 году удостоен Премии Правительства Российской Федерации в области образования за создание учебника «Политэкономия (история экономических учений, экономическая теория, мировая экономика)» для учебных заведений высшего профессионального образования. Кавалер ордена Дружбы (1997)[4], награждён медалями.

#старый_кемерово

И зима кажется бесконечной. Порадовали снегири

IMG 9491

С утра наблюдала интересную картину.
Голубь к голубке и так, и эдак, она кокетничала)и дококетничалась, налетели сородичи и обломили весь кайф)голубь перелетел на др. место и чёто приуныл))))
Пошла погулять, а там ветерок пронизывающий и - 27(как все - 35)В общем кайфа тоже не получилось, обошла вокруг дома, увидела снегирей стайку, чуть поснимала, руки околели. Домой скорей)
Снега ныне мало, всё морозы. Дворникам и дорожникам лафа)

[Spoiler (click to open)]

IMG 9493

IMG 9495

IMG 9497

IMG 9498

IMG 9500
И солнышко слиняло
IMG 9501

IMG 9507

IMG 9509

IMG 9510
Вся еда на снегу уже
IMG 9511
но ветках ещё много семян клёна, вот снегири его и лопают.
IMG 9513

IMG 9514

IMG 9515

IMG 9516

IMG 9519

IMG 9520

IMG 9523

IMG 9524

IMG 9526

IMG 9527

IMG 9531

IMG 9535

IMG 9536

IMG 9538

#птицы_кемерово,
#снегири,

Сказки вечных странствий(авторский)

VFL.RU - ваш фотохостинг
- На том свете ответим?
- Да, ну?
Как легко вы решили проблемы....
За окном черноплодка цветёт,
а малыш в люльке видит системы.
По которым придётся всем жить,
вековать у престижного завтра,
а быть может не так и никак ляжет,
где - то секретная карта.
Collapse )