Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Добро пожаловать в мой мир!

При копировании отдельных материалов  (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточника обязательна:

Я - Екатерина - фотограф, поэт!
Простое щёлканье фотоаппаратом, чего попади,  привело к тому, что я стала снимать город и писать о нём, который не знала совсем!
Так и втянулась)))


Список всего, что есть в городе и чего уже нет, старый Кемерово, новостройки, заброшенное, заводы, проспекты, театры, вузы и т.д
Тут список
https://swbkka.livejournal.com/2557668.html
Тут список всего, что есть и было в сосновом бору
https://swbkka.livejournal.com/2066831.html

Деревни и посёлки Кем. р-она(с историей) которые я прошла. И не только Кемеровского. Города, где я была.
https://swbkka.livejournal.com/2559519.html?utm_source=oksharing&utm_medium=social

#фотолетописьКемерово,
Общаюсь на ТЫ!
Когда возраст вступает в определённую фазу, хочется всего побольше наснимать, увидеть и отдать людям!

Получаю от этого великое наслаждаение!

Collapse )





С 2015 г я писала о городе, а с 2016г катаюсь по деревням и сёлам Кемеровской области.
Пройдут годы, как уже многое прошло и канули в Лету исторические памятники архитектуры, ) памятники героям ВОВ, скульптуры, заводы, частные секторы.
Кому - то нужно будет прошлое, кому - то нет. Но пусть будет на моих страничках в интернете.
А тот, кто пойдёт по моим стопам(в смысле захочет продолжить фотолетопись города) будет намного проще, потому что весь город есть в интернете, в моих журналах и личных сайтах.
В ПОЛИТИЧЕСКИХ СПОРАХ НЕ УЧАСТВУЮ

95913807_0_7f214_1d178c48_M

Collapse )

Главная книга о Кузбассе: Человек из легенды, наш земляк из Кузбасса.

img 5571

Поступок Николая Ивановича Масалова лёг в основу сюжета известного монумента Воина-освободителя в Трептов-парке (скульптор Вучетич, Евгений Викторович). Подвиг спасения немецкой девочки был совершён 30 апреля 1945 года во время взятия Берлина.

Левой рукой солдат держит спасённую им немецкую девочку, правой — сжимает меч, под ногой — разбитая свастика. В эскизе памятника солдат держал в свободной руке автомат, но по предложению И.В. Сталина, Евгений Викторович Вучетич заменил автомат на меч.

Этот солдат является символом освободительной миссии СССР, символом победы над врагом в самой жестокой войне в истории человечества.


Николай Иванович Масалов

Николай Иванович Масалов, простой крестьянский парень из Тисульского района. Кемеровской области. Известность к герою пришла далеко не сразу, а только в середине 1960-х годов. В послевоенное время был воздвигнут известный во всем мире памятник советскому воину-освободителю в берлинском Трептов парке. Но многие до сих пор не знают, что на идею создания данного монумента скульптора Е. В. Вучетича вдохновил подвиг русского солдата, нашего земляка Николая Масалова, который накануне победы над фашистской Германией спас от гибели трехлетнюю немецкую девочку.

Сам герой книги никогда не считал свой поступок подвигом, он говорил так: «На моем месте так поступил бы каждый советский солдат, спас ребенка, неважно какой он национальности». Сибирский герой, ставший впоследствии известным на весь мир, отличался добрым сердцем, скромностью и любовью к детям.

Книга изобилует большим количеством фотографий из личного архива Н. И. Масалова, большинство из которых увидели свет только в этом издании. Книга издана как напоминание для молодежи о нашем прошлом.

Collapse )





Легенда спецназа "Вымпел" Медведев Дмитрий Геннадьевич позывной "Форрест"

Позывной "Форрест" Медведев Дмитрий Геннадьевич получил за любовь к бегу и тренировкам на выносливость. Кроме близких никто не знал, что он сотрудник "Вымпела", со стороны он был человеком мягким, семейным.

Дмитрий Геннадьевич родился в семье шахтера, в Кемерово. Отец хотел что бы сын стал военным.

scale 1200

[Spoiler (click to open)]

Медведев закончил высшее военное училище пограничных войск. Служил на Дальнем востоке.

А позднее в 1995 служил в Таджикистане начальником 11 погранзаставы. Досталась она ему, не в лучшем виде, после боев 1993 года.

Не самое лучшее время, постоянные перебои с питанием и обмундированием. Но под руководством Дмитрия Геннадьевича, погранзастава была восстановлена.


mL3k3hLW6Nw

Были и боевые выходы в составе штурмовой группы. За что и получил орден "За заслуги перед отечеством".

Медведев Дмитрий Геннадьевич увлекался спортом, увлекая своим примером и своим подчиненным пограничникам и офицерам "Вымпела".

На лыжах пробегал по 50-100 км. С легкостью добежал от подножья Эльбруса до скал Пастухова.


scale 1200 (1)

В "Вымпеле" с 2002 года. Было множество операций на Северном Кавказе.

Вот одна из операций.

На банду головорезов передвигающаяся на шестерке, поступила ориентировка. Брать их нужно было с ходу, времени на подготовку не было.

Как только была команда на захват, первым шёл Медведев.



scale 1200 (2)

Банда отреагировала мгновенно, открыв огонь по спецназу, резко сдали назад, отъехав за поворот.

Медведев выбрал выгодную позицию и открыл огонь из пулемета, ликвидировав водителя. Один из бандитов хотел уйти, перепрыгнув через забор, но его встретила другая группа спецназа.

Оставшихся в машине ликвидировал Медведев.


scale 1200 (3)

scale 1200 (4)

scale 1200 (5)


Последний бой в Грозном.

Поступила информация, адрес который использовал Доку Умаров в качестве базы.

"Вымпел" обследовал дом, приготовился к штурму квартиры подходящей под описание.

scale 1200 (6)

Бандиты их уже ждали, они сделали отверстия в стене для пулеметов, готовые к бою, нацелились на дверь за которой стоял "Вымпел".

В последний момент Медведев отталкивает своего подчиненного, и встает вместо него, вторым в группе, дает команду на штурм. Тем самым он спас его.

Как только начался штурм, по спецназу открыли огонь и пулеметов, не помогла ни броня ни шиты.

Медведев Дмитрий Геннадьевич погиб на месте. Ему были присвоено звание Героя России.

В том бою вместе Медведевым Дмитрием Геннадьевичем, погибли еще 2 сотрудника "Вымпела",

scale 1200 (7)


i

На Соборной есть сквер в его честь, в честь полковника ФСБ
https://swbkka.livejournal.com/1747922.html


IMG 0405

IMG 0406

Долгая дорога домой.






1 января свой 95-летний юбилей отметил участник Великой Отечественной войны Виктор Фёдорович КОРЧУГАНОВ.

Сверкающая орденами грудь, военная выправка, пронзительные голубые глаза – полковнику в отставке Корчуганову никак не дашь 95. Когда он бодрым шагом вышел встречать журналистов в прихожую, мне подумалось, что это, быть может, младший брат или еще какой-то родственник нашего героя-фронтовика. В его голосе до сих пор слышится командная сталь, а в глубине глаз порой сверкает лед.

202000114

[Spoiler (click to open)]

На вешалке в шкафу – современная теплая одежда. Виктор Федорович еще полон сил и любит бывать на свежем воздухе, не представляет свой день без прогулок. Каждое утро он поднимается в 6 утра. Несмотря на то, что у него сильно ухудшился слух, он не сдается и пользуется хорошей моделью слухового аппарата. Его движения так же точны, как в сороковые, когда он наводил прицел миномета на линию вражеской обороны. На свою малую родину – в Кузбасс – он вернулся всего четыре года назад.

Возвращение

Здесь он родился в далеком 1925-м, в деревеньке Колмогорово на правом берегу Томи. Конечно, Щегловск той поры Виктор Федорович практически не помнит: 17-летним мальчишкой он ушел в 1942 году в армию и сразу поехал в Томск учиться на артиллериста. А вот семья его вскоре перебралась в будущую кузбасскую столицу – мама, сестра, другие близкие прожили замечательную жизнь в Кемерове. Корчуганову же судьба уготовила иной путь – до того захватывающий, что по его биографии можно было бы снимать фильм.

О чем бы он мог быть? О войне, о победе? Пожалуй. О послевоенном времени, о том, как по крохам собирала и восстанавливала себя великая Россия? И это тоже. О том, как росла и крепла мощь советского государства на протяжении десятилетий, и о простых людях, которые за этим стояли? Да. И даже о том, как велись секретные научные разработки, благодаря которым военный потенциал нашей страны грандиозен. И о счастливой мирной жизни отставного полковника (Корчуганов демобилизовался в 1980-м) в Твери – на пенсии в окружении родных лиц, о поездках на дачу на благодатный берег Волги, о том, с какой любовью он возделывал огородные грядки.

И наконец – о том, как в 91 год фронтовик вновь встретился со своей родиной. После смерти супруги он самостоятельно переехал сюда к родственникам, взяв с собой памятные вещи, мебель из родного дома. Здесь он начал новую жизнь – но ему далеко не впервой это делать. Судьба бросала его из края на край огромной страны. Сейчас он живет в одном из самых современных и красивых районов города Кемерово – Ленинском. Там, где стремятся ввысь новостройки, где прокладываются новые широкие проспекты, а на плацу открытого в прошлом году Президентского кадетского училища маршируют будущие офицеры.

– Я прошел всю Европу. Видел, какие там города. Кемерово похож на небольшой западный город. Отличается только немного архитектура. Зато какие здесь повсюду высокие дома, какие магазины. Город выглядит процветающим, богатым, гостеприимным. Он хорошо меня встретил, – рассказывает Виктор Федорович. – И скажу честно: Твери, где я прожил столько лет, до Кемерова далеко.

Удивительно, но за свою долгую жизнь Корчуганов приезжал в Кузбасс всего дважды – в отпуск. Строящийся Кемерово времен позднего СССР он тоже практически не повидал, помнит лишь старый вокзал (он находился возле коксохимического завода), Красную горку и огромных щук, которых с мужьями сестер ловил в Томи – да, в реке близ города некогда водилась отменная рыба. Но, может, в этом был свой смысл: Кемерово сразу предстал перед ним во всей красе, на подъеме – город нового века, город зеленых парков и уютных площадей, больших строек и шумных магистралей, город, зажигающий окна в тысячах высоток.

Фронт

О войне бывший командир взвода управления артиллерийских и минометных батарей говорит спокойно. Свой боевой путь он начал в 1943-м на IV Украинском фронте, освобождал города Дрогобыч, Борислав, Львов. Там был дважды ранен, сначала менее тяжело, в руку.

– Меня подлечили, но я вернулся не в свой полк, а в соседний. Там тоже были минометы, но не такого мелкого калибра, а 120-миллиметровые, это намного интереснее, выше точность, лучше корректировка, – в памяти Виктора Федоровича сохранились многие детали.

В окопах, ведя с противником прицельный перекрестный огонь, наш земляк и получил второе, более серьезное ранение: снаряд угодил в ногу. Потребовалось длительное лечение в госпиталях, чтобы артиллерист вновь начал ходить. После восстановления его отправили на фронт – уже на I Украинский. Победу встретил в Чехословакии, вблизи Праги. Хорошо помнит, какой радостью Европа тогда встречала русских солдат-освободителей…

После увольнения из армии Корчуганов решил связать жизнь с авиацией и даже выдержал высокий конкурс в Харьковский авиационный институт. Но оттуда пришлось уйти: голод, который свирепствовал в те годы, подкосил здоровье студента, который и так выживал только благодаря присылаемой из Сибири сухой картошке. Виктор Федорович окончил на Украине техникум путей сообщения, откуда его направили в Донецк, где назначили старшим дорожным мастером, ответственным за 300 километров железнодорожных путей. Работа фронтовику нравилась. Но тут судьба его вновь сделала крутой поворот – пришла повестка в армию.

Повороты судьбы

– Меня, офицера запаса, направили в Ленинград, в противовоздушную оборону, усиление которой в тот момент было крайне актуально. А ведь я не был специалистом в этой области. Я полевой артиллерист. Добившись встречи с руководством, я объяснил ситуацию, рассказал о своей учебе в техникуме. Оказалось, что раз я изучал там геодезию – мне прямая дорога в радиотехнический полк, где я стал помощником начальника штаба полка по топографической службе. Прослужил там год. Полк стоял в Ленинграде, но ездить приходилось по всей Прибалтике. А затем мою должность сократили. Назначили в другое место – помощником начальника штаба артиллерийского дивизиона. А затем началось сокращение вооруженных сил. Я задумался, что делать дальше, и решил вновь поступить учиться, и снова в Харьков, только уже в артиллерийскую радиотехническую академию имени Л.А. Говорова на факультет радиолокации.

После окончания учебы – новые пункты назначения. Начальник штаба отдельного радиотехнического батальона в Йошкар-Оле. Через два года, уже в 60-е, – заместитель командира батальона на Дальнем Востоке. Полк располагался напротив японского острова Хоккайдо, где базировались американские ракетно-зенитные части.

– Это была очень хорошая, интересная служба. Но в один момент раздался телефонный звонок, и меня пригласили в штаб Тихоокеанского флота. Флот? Но ведь я не имею к нему отношения, какой я моряк. Отправляюсь туда, мне говорят: теперь будем работать с вами вместе.

Оказалось, что планировался первый испытательный запуск крылатых низколетящих ракет по Японскому морю, требовался специалист по радиотехническим данным. Впоследствии Виктор Федорович участвовал еще в двух испытаниях вооружения. А затем перешел на научно-исследовательскую работу в Военной академии воздушно-космической обороны имени Георгия Жукова в городе Калинине (сейчас – Тверь), которой руководил тогда известнейший советский военачальник, Герой Советского Союза маршал авиации Георгий Зимин.

В академии Виктор Федорович прослужил 17 лет. Подробнее о разработках военной техники, которыми занимался в те годы, он до сих пор не может рассказать. Однако очевидно: именно они положены в основу некоторого современного вооружения, от которого зависит обороноспособность нашей страны.

Долгая жизнь прожита – и продолжается – достойно. Каждый шаг этого пути пройден с чес­тью. И честь для нашего города, что сегодня в нем живет такой человек, как полковник в отставке Виктор Федорович Корчуганов. Наш земляк. Фронтовик. Командир. Ученый. Советский офицер.

Лора Никитина

Авиационная эскадрилья «Кемеровский коксохимик»

77 лет назад 13 января работники кемеровского Коксохима сделали настоящий патриотический поступок – они собрали 1 миллион 200 тысяч рублей для постройки авиационной эскадрильи.
Многие рабочие вносили суммы, значительно превышающие их месячный заработок.
Самолёты, которые были построены на пожертвования горожан, внесли большой вклад в Победу в Великой отечественной войне, а эскадрилья получила имя «Кемеровский коксохимик».
Ещё нашла в сети
«Кемеровский ремесленник», подводной лодки «Новосибирский комсомолец».

i

Collapse )

О профилактории, деловом центре и об убитом там генерал - майоре Шумляеве С. А

Во дела! Я видела у здания табличку, но внимания не обратила кто и что....лет 6 назад

Весенняя 24а.Санаторий - Профилакторий завода Карболит.1981 год. Фото В.Курохтина
Владимир Курохтин. Сейчас там деловой центр)

i

Collapse )

Чуть заброшек, Кузбасскино и музей кино. Кемерово

Первый профессиональный фотограф Спиридон Бывшев... Он вёл фоторепортаж строительства Кемеровского коксохимического завода от закладки до ввода в строй в 1934 году.
Здесь фото и о нём
http://xn----8sbenbrquebb4afq7e.xn--p1ai/view?id=724
и здесь https://museum-guide.livejournal.com/19038.html

Я снимаю руины....Как причудливо тусуется колода....

На ярмарку не попали, в музей тоже)))

IMG 7432

[Spoiler (click to open)]

IMG 7433

Красильников Геннадий Иванович (6.10.1925 — 23.09.1943) — участник Великой Отечественной войны, стрелок 6-й стрелковой роты 212-го гвардейского стрелкового полка 75-й гвардейской стрелковой дивизии 30-го стрелкового корпуса 60-й армии Центрального фронта, гвардии красноармеец, Герой Советского Союза (1943)[1].
Родился 6 октября 1925 года в городе Щегловск (ныне Кемерово), окончил 8 классов, работал слесарем на заводе «Карболит».

В Красную Армию призван в феврале 1943 году, учился в Кемеровском военном пехотном училище[2]. Ввиду сложного положения на фронте в августе 1943 года курсантов без присвоения звания направили в действующую армию. 4 сентября 1943 года красноармеец Красильников стал стрелком 6-й стрелковой роты 212-го гвардейского стрелкового полка 75-й гвардейской стрелковой дивизии.

Гвардии красноармеец Красильников Г. И. особо отличился при форсировании реки Днепр севернее Киева, в боях при захвате и удержании плацдарма в районе сел Глебовка и Ясногородка (Вышгородский район Киевской области) на правом берегу Днепра осенью 1943 года. В представлении к награждению командир 212-го гвардейского стрелкового полка гвардии полковник Борисов М. С. написал[3]:

23 сентября 1943 года в составе взвода гвардии младшего лейтенанта Яржина форсировал реку Днепр и первый ворвался на пароход «Николаев», где вместе со взводом взяли в плен пароход «Николаев», баржу с военно-инженерным имуществом, станковый пулемет, миномет и 2 человек из команды парохода в плен. Участвуя в боях за деревню Ясногородка, действовал смело, решительно и отважно, не щадя своей жизни.
Активно участвуя в боях за расширение плацдарма на правом берегу Днепра, Красильников в этот же день погиб в бою за Ясногородку.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года за успешное форсирование реки Днепр севернее Киева, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр и проявленные при этом мужество и геройство гвардии красноармейцу Красильникову Геннадию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза[4] .

Красильников Г. И. похоронен в селе Ясногородка (Вышгородский район Киевской области) в братской могиле воинов 75-й гвардейской стрелковой дивизии, павших при форсировании Днепра.

Processed by: Helicon Filter;



IMG 7428

IMG 7431

IMG 7434

IMG 7435

IMG 7436

IMG 7437

IMG 7438

IMG 7440

Здания прибирают к рукам заводские и вот так примерно многое выглядит.

IMG 7441

было заводоуправление Карбилит - Токем

IMG 7442

IMG 7443

IMG 7444

IMG 7445

IMG 7446

IMG 7447

Что хотят тут сделать, пока не в курсе.

IMG 7448

IMG 7451

IMG 7449

IMG 7450

IMG 7453

IMG 7454

проспект Советский. Справа тоже бывший завод КЭМЗ, теперь там кафе какое - то.

IMG 7455

IMG 7456

В здании Кузбасскино. Музей не работал, будет аж после 10 января. Сейчас утренники, корпоративы...

IMG 7457

IMG 7459

IMG 7460

IMG 7461

IMG 7462

IMG 7463

В новом музее представлено раритетное оборудование, с помощью которого специалисты кино работали с кинопленкой. Среди неожиданных экспонатов музея представлена фигура Константина Хабенского в полный рост.+

Как рассказала Сибдепо генеральный директор «Кузбасскино» Елена Дудкина, решение создать подобный музей возникло не так давно, а вот с экспонатами проблем особых не было.
«В нашей экспозиции представлены образцы старой техники, использовавшейся в киноиндустрии, — отметила Дудкина. – Причем все оборудование находится в рабочем состоянии. Теперь надо его только подключить — и можно проводить демонстрацию для посетителей». Кстати, среди таковых в основном дети, которые посещают и кинозал, а теперь еще и музей кино в рамках коллективных экскурсий.
https://sibdepo.ru/news/muzey-kino-otkrylsya-v-kemerove.html
фото сибдепо

21e20ab96a74ed6edfa7727f5adb2526 1024x768

931b22a99c916fa6af25d54b27731426 1024x768

703687478573771 5672

Ic5tyxm28MI

IMG 5868

XXL

IMG 7464

«Солнечный город» - именно так называли Предзаводской.

«Солнечный город» - именно так называли Предзаводской жители, когда район был совсем новым. В 1945 г. Совет народных комиссаров решил построить там завод, сразу же начал расти и посёлок. К 1960-м годам он утопал в зелени и цветах, архитектура и аккуратные оградки создавали уют, посёлок считался элитным. Жители называли его также Булонским лесом, как тот, что располагается на западе Парижа. В честь электрификации страны Институт азотной промышленности спланировал район в виде электрической лампочки, или лампочки Ильича, висящей на цоколе – Троллейной улице. Архитекторы спроектировали компактные 2-4-8- и 12-квартирные дома, а также 25-комнатные общежития.


[Spoiler (click to open)]

Сегодня от былой красоты района не осталось и следа. Создаётся ощущение, что дома не ремонтировали с момента их постройки! Вся штукатурка давно облупилась, где-то виднеется кирпичная кладка, дворы заросли густой травой. И только пластиковые окна в домах ушедшей эпохи напоминают, что там живут люди.

Добравшись до городской клинической больницы № 4, внешний вид которой ничем не уступает обветшавшим двухэтажкам, мы забрели в небольшой лесок. Открылось огромное поле с ровно выстриженным газоном, который обрамляют высокие деревья. Посреди поля несколько чёрных католических крестов, расположенных группами по три, а посреди них – один большой крест и мемориал из зелёного мрамора с иероглифами. Это огромное поле площадью 16200 квадратных метров – захоронение военнопленных японских и немецких солдат.


От мысли, что стою на костях умерших, мне стало не по себе. Мемориал установили в 2006 г. и содержат на деньги японского правительства. «А почему японских военнопленных везли именно в Кузбасс, это же далеко?» - интересуюсь у экскурсовода Анны Мокобок. «Видимо, брали в плен на разных участках фронта, и некоторых пленных рентабельнее было везти именно сюда», - отвечает Анна. В один только 503-й лагерь в 1945 г. прибыло 9386 военнопленных! Их руками частично построен «АЗОТ» и сам посёлок Предзаводской. В центре города на площади Советов здание горисполкома спроектировал архитектор Леонид Моисеенко, а расчётчиками были немецкие военнопленные. https://kuzbass.aif.ru/culture/zabyty... Мои фоторепортажи здесь https://swbkka.livejournal.com/584764...

Стоит Москва — стоит Россия. Этот рассказ — о сибиряках, пришедших в трудную минуту на помощь Москве

После тяжелого поражения советских войск под Вязьмой в начале октября 1941 года все пути на Москву оказались открытыми. Казалось бы, столица неизбежно падет под натиском врага. Гитлер уже готовился провести торжественный парад на Красной площади. Откуда ему было знать про силу духа русских воинов? Этот рассказ — о сибиряках, пришедших в трудную минуту на помощь Москве.

Разрушенная немецкими оккупантами Вязьма. В начале октября 1941 года все пути на Москву оказались открытымиРазрушенная немецкими оккупантами Вязьма. В начале октября 1941 года все пути на Москву оказались открытыми

Сибиряки-фронтовики

Притаежная алтайская деревня Еронда в годину после победы над Германией гуляла шумно и весело. Ранней послевоенной весной день выдался яснехонький, аромат, сходящий с гор, поросших сосняком, пихтой, кедром, осиной, разбавлял прохладцей уже взопревшую от вешней влаги землю. (К сожалению, деревня Еронда была ликвидирована в 1979 году, о чем указано в книге «Административно-территориальные изменения Алтайского края за 1939-1992 гг.» — прим. ред.)

[Spoiler (click to open)]

Перед поселковой конторой прямо на улице стояли столы, принесенные из дома, клуба, школы. Стол во главе, что по размерам шире, выше и длиннее, был установлен поперек и придавал торжественный вид всей шеренге разноликого кухонного набора. Царю мебели «сто лет в обед», сделан он был в честь трехсотлетия династии Романовых местным мастером Панкратом Неволиным из дуба и кедра, да по громоздкости вывезти его не смогли, потому и остался на постоянное жительство в нашей глуши, исправно служил прежней власти, руководству новой понравился, а перед войной красивое, но тяжелое творение унаследовал участковый. Все бумаги, как секретные, так и простые, поглощали две огромные тумбы и ящики внутри верхней основы.

Мужики с большим трудом впервые вынесли на свободу символ власти и установили на почетном месте. Как-никак, а самая красивая да дорогая вещь во всей округе. На столешнице стояла самая вкусная еда, и водка из магазина была налита в два графина, потому как прибыли гости из района. Они должны были кое-кому из фронтовиков вручить награды, которые во время войны не нашли своих героев. Начальство привезло с собой два ящика яблок да красную рыбу, аж пять штук, почти по метру каждая.

Мы, ребятня, под тосты и речи во славу гениальности товарища Сталина ждали своей очереди, рассевшись чуть в сторонке на прожилинах ограды, словно воробушки на проводах. Знали, что и нам будет угощение, но позднее. Пара часов застолья — это, по плану деревенского парторга, тоже фронтовика Федора Игумнова, доклад, где не будет сказано о суровости законов в военное время или тяжком женском труде во имя победы. Никто не скажет, что побежденный враг жил и живет лучше победителя и что жертвы ради этого праздника «со слезами на глазах» гораздо страшнее и больше тех, о которых заявляли партия и правительство.

Однако сокровенные истины утрат, радости, все правдивые рассказы о героических поступках, о событиях страшных, жутких, кровавых, что побелили когда-то черные кудри, усы, бороды наших отцов и дедов, начнут звучать позднее и уже не за этим праздничным столом. После официального славословия в адрес руководителей государства и партийных деятелей фронтовики расположились отдохнуть, кто на завалинке, кто на крыльце и бревнах, что заготовлены были под строительство медпункта. А вот уж там, скучковавшись по роду войск и доверию меж собой, тихо, но не стесняясь крепких выражений, говорили всю правду о той кровавой жатве, что прошлась над ними, но каким-то чудом не лишила жизни.

Причиной скрывать воспоминания о боях, победах и поражениях послужил недавний случай. Особо говорливый Кузьма Сысоев, удостоенный участия в великом Параде Победы над фашизмом, рассказывал в школе ученикам, что наравне с воинами-победителями шли в одном строю с солдатами и их помощники-собаки, состоявшие на воинской службе. Оказывается, овчарка Джульбарс, еще не оправившись от ран, накануне парада плохо двигалась, об этом якобы доложили самому Иосифу Сталину. И что же вы думаете? Наш главнокомандующий распорядился пронести Джульбарса на своей личной шинели по Красной площади, и все это было исполнено!

От автора. В военных архивах МО СССР действительно значится пес-сапер по имени Джульбарс, который побил всевозможные рекорды. Он обнаружил 7468 мин и 150 неразорвавшихся снарядов большой мощности, некоторые из которых до полутонны весом. Он работал в Праге, Вене, Румынии. Джульбарс обнаружил замаскированное взрывное устройство во Владимирском соборе в Киеве. Не заметь этого собака, не любовались бы мы сегодня старинным зодчеством. Пес Джульбарс удостоен медали «За боевые заслуги».

Ну вот, Сысоев похвалился, что после Парада он выменял на немецкий кортик один погон с шинели генералиссимуса. Хотел и золотую пуговицу также заиметь, но пожалел второй подобный трофей, символ фашистского офицера-моряка, слишком уж он красив и изящен. Как говорится, восхвалял вражеское оружие, забыв, что не во всей достоверности о прошедшей войне можно молвить. Да к тому же возьми да и взболтни юным пионерам:

Не будь сибирских дивизий в начале войны, Москву едва ли удержали бы.

А это ведь уже недопустимая пропаганда по тем временам.

Все вроде бы ничего, да только в один из воскресных дней к домику Кузьмы подъехал черный воронок с людьми в кожаных пальто, долго что-то искали, пока не обнаружили тот злосчастный знак отличия да немецкий трофей. Припомнили и его непотребные слова, что Москву отстояли сибирские дивизии, а не москвичи. За все это Кузьму в одних кальсонах вывели посредь двора, но с собой не увезли. Все село стояло и смотрело, как боевой рубака кавалерийской дивизии Доватора, кавалер трех боевых орденов, стоял на полусогнутых ногах с лицом белее, чем памятник Ленину напротив клуба. Окаменел он от страха и с тех пор не говорил, а все только пальцами изъяснялся. Избежать же сурового наказания ему помогло то, что среди приехавших сотрудников был его дальний родственник. Вот и попритихли участники войны с тех пор, остерегались рассказывать о своих подвигах.

Толковали также деревенские, что вроде бы сержант запаса Тимофей Молодых с самолета совершил прыжок на позиции неприятеля без парашюта. Сколько раз потом односельчане, а особенно мы, любознательная ребятня, пытались выведать у Тимофея подробности, но участник войны на примере разговорчивого Сысоева понял, что язык не только до Киева, но и до Колымы может довести, и никому не рассказывал о происшедшем.

А нам жуть как хотелось прознать про тот случай. Вот не укладывалось в нашем детском понимании, как это с самолета, который летит выше облаков, прыгает дядька Тимофей без главного средства спасения? Да за такой подвиг звезду Героя дают, а у нашего лишь две медали «За отвагу», маловато!

————

Не могли мы тогда уразуметь, что не о всех фактах тех событий можно говорить так, как это было на самом деле. Оно и правда: Красная армия воюет, не имея парашютов, и какими такими коврижками либо грозными приказами можно было заставить солдата пойти на такую чудовищную погибель? Кто из журналистов, писателей рискнул бы в то время рассказать о десанте на боевые части фашистов не десантников-парашютистов, а простых сибирских мужиков, которые самолет-то впервые видели. Это ж полное признание безысходности в нашей армии в глазах всего мира.

————

Мне же, как и моим друзьям: Петьке Пономареву, Надьке Нагайцевой и карапузу-первокласснику Никитке Косареву — ну прямо-таки позарез хотелось услышать подробности той необычной высадки в логово врага нашего земляка-молчуна. Уж мы и так и эдак крутились вокруг Тимофея. Наконец-то дождались, уважаемые участники боев закончили торжественную трапезу. Четверо фронтовиков, среди которых были ветеран с двумя орденами Кузьма Неверов, а также Тимофей Молодых, расположились на взгорке, в тенечке под ветвистой черемухой, давшей уже белый цвет и дурманящий запах.

Через полчаса мы услышали то, что навсегда врезалось в мою память, поразило, взбудоражило, заставило поверить и словно наяву увидеть то необычное сражение, невероятное, по сути, противное всей логике военного искусства. А главное, я уяснил, что истинная вера моих земляков привела к победе в том малом сражении в далеком Подмосковье.

Советские войска в зимнем камуфляже на оборонительных позициях в подмосковном лесу, 1 декабря 1941 годаСоветские войска в зимнем камуфляже на оборонительных позициях в подмосковном лесу, 1 декабря 1941 года

Удивительный рассказ ветерана

А теперь, дорогой читатель, прошу извинить, что буду излагать рассказ Тимофея Ивановича своим языком, без колорита того сибирского говора и оборотов речи.

— Хотите верьте, хотите за байку примите, но врать мне резона нет, во имя памяти павших в той схватке однополчан. Мы, четыре сотни солдат с алтайских мест, наспех сформированные в отдельный пехотный батальон 14-й Сибирской стрелковой дивизии, прибыли в Бийск на станцию погрузки слишком поздно. Вот уже эшелон должен был уходить, а запасы теплых вещей, иного обмундирования да снаряжения для нашей части так и не подвезли. Потому мы в чем из дома вышли в начале ноября 1941 года и с котомками снеди, которые наши мамки успели собрать, вот с тем нас и втолкнули в товарные вагоны, которые прицепили в самый хвост уходящего эшелона на Москву.

Ни холод, ни скудность питания и даже то, что везли защитников в скотских вагонах, словно на убой, ни грубость и безразличие воинских чинов к нашим невзгодам в том пути нас, сынов суровых мест, не обидело. Понимали мы, что война есть война. Мало того, что напихали нас в «столыпинские тарантасы», как селедку в бочке, так на любой стоянке загоняли еще состав в тупик. Запрещалось не только удаляться от того поезда, но порой даже выходить из него. Сунулись было несколько ребят самовольно сбегать на вокзал, так повязали смельчаков, а потом на виду у всех, по законам военного времени, так сказать, для острастки тем, кто еще пожелает покинуть расположение части, расстреляли.

А делали все это, чтобы мы меньше видели и не знали, как тысячи молодых, здоровых мужиков, упитанных и в добром здравии, тепло одетых, весело, шумно расположившись в шикарных, добротных купейных вагонах — драпали из столицы. На ходу выбрасывая из окон окурки, пустые бутылки из-под дорогих вин, жирные мясные объедки. Непонятно нам — Москва в такой опасности, а эта публика нагло бежит, подобно крысам с тонущего корабля, беззастенчиво, открыто, оставляя защищать родной дом чужому мужику из Сибири, с Урала, Дальнего Востока.

Красноармейцы в вагоне электрички едут на защиту МосквыКрасноармейцы в вагоне электрички едут на защиту Москвы

Остались в городе только работяги на заводах, старики, больные, немощные да часть истинных патриотов Отчизны, вот из этих оставшихся потом и формировали народное ополчение. Опять же зеленый свет на отправку в первую очередь давали для грузов с партийной документацией, разным реликвиям революции, семьям чиновников, партработников, разного рода интернационалистов и, как ни странно, составам с заключенными, уголовниками, которых охраняли сотни мордоворотов-охранников. Для всей этой публики, кроме зеков, остановку делали на первом пути, напротив вокзала, где вовсю хозяйничали разного рода барыги, продавая, обменивая продукты — от жареной картошки до ананасов, гусей, кур и поросят.

Мы же, защитники Отчизны, на самых дальних путях часами ждали, когда дадут несколько ведер угля для обогрева да сухой солдатский паек, а в лучшем случае горячую кашу и кипяток. Холодные, голодные, измотанные недосыпанием, мы наконец-то прибыли на станцию Подольскую.

Наши надежды на некий отдых, на получение положенного снаряжения и оружия не оправдались. Разных войск много, а боевой техники кот наплакал. А еще снег такой, на редкость даже в наших таежных краях, а здесь навалило сугробы по два, а то и более метра высотой. Вот такой снежный ноябрь в Подмосковье в самый разгар наступления фашистских войск сыграл на руку нашей армии. До нас, одетых по гражданке да с сидорами за спиной, никому дела нет. Бедный наш комбат капитан Волков, куда уж ни бегал, к кому ни обращался, везде один ответ — одеть, обуть и вооружить ваше подразделение нет никакой возможности. Ждите приказ. А какой и когда — неизвестно!

Вот наше войско, видя такую чехарду, понимая, что мы только обуза для вышестоящего командования, сгрудились у барака на окраине старинного города Истры. Костры разожгли и, естественно, в поисках жратвы подразбрелись. К тому же большая часть земляков, будучи верующими в душе и крещеными, прознав, что рядом монастырь, уломали-таки нашего добросердечного, порядком измученного командира отпустить их на несколько часов в эту обитель.

Только успокоились, расположились, малость обогрелись, видим, легковая черная машина к нам подъезжает. Оказалось, что это начальник Подольского НКВД пожаловал.

В общем-то, мы к представителям этой организации особых симпатий не питали, но относились с должным уважением. Оно и понятно, все фильмы, газеты, наглядная агитация и реальные факты о том, как доблестные чекисты обезвреживают шпионов, диверсантов, доказали нужность этой системы. Людям этой профессии было дозволено вершить суд над любым из нас, и воспринималось это как справедливая законность.

Появление же этого майора в новой форме в облипочку, ростом метр с шапкой, в хромовых сапогах с высокими набойками на каблуках, насторожило нас: эта личность не из породы настоящих чекистов, а выскочка и карьерист, мы это сразу поняли. Брезгливо оглядел наше войско и как заорет: это что еще за табор, откуда, кто командир? И так далее.

Попытался было наш комбат объяснить причины такого вида своих подчиненных и что прибыли только что из Сибири, но защитить нас у него не получилось. Построили всех, и выяснилось, что больше половины бойцов отсутствует, потому как многие были отпущены посетить церковь в городе, а стоявшие в строю — это наши алтайские старообрядцы, которые не посещают иные храмы.

«Известно, что половина новобранцев сибирских дивизий, вовремя подошедших к Москве осенью 1941 года, были из семей старообрядцев» — доктор экономических наук профессор Никита Кречевский.

Ох уж как взбеленился майор, прослышав насчет староверов! С великой злобой заорал:

— И это защитники! Да это ж недобитки-раскольники! Ну что, не спасли вас кержацкие скиты, тайные жилища среди гор и тайги, всех вас оттуда воевать выковырнули да выкурили. Будь моя воля, я бы всех вас вместе с Богом вашим живыми в землю закопал. Не доверяю я ни вам, ни вашему Богу. Отожрались там на своих заимках. Ишь бороды поотращивали. Сейчас я вам их быстренько укорочу.

Подскочил к шеренге солдат, что из селения Старая Барда, на фланге шеренги за старшего Степан Куранов стоял, он же и глава общины староверов, и зацепился взглядом за него разъяренный начальник:

— А это еще что за чудище бородатое? Леший, что ли?

Да прямо рукой в кожаной перчатке хвать за авторитет мужчины старой веры. А бородища у Степки что надо, густая да черная, но ухоженная, что всей личности придает солидность, вызывает уважение. Да вот нарвался чекист на человека не робкого десятка. Земляк наш на голову выше сотрудника суровых органов, хоть тот и на высоких каблуках. Да и возраст Куранова 33 года, для уроженца Алтая что ни на есть зрелый. А главное, хватка этого деревенского мужика особая, он ведь срочную служил на границе с Японией, где и освоил рукопашный бой какого-то особого направления.

Так мы даже и не заметили, как Степан молниеносно перехватил кисть вояки карательных частей, да так сильно, что обидчик возопил от боли, разжал свою клешню и, назад отпрянув, запнулся.

Упал и при этом угодил местом мягким на кучу из мотков колючей проволоки. Видно, укололся, дернулся, да неудачно — галифе порвались на самом срамном месте. Торопясь вскочить, майор своими блестящими тонкими перчатками оперся на острые шипы, да так, что кровь брызнула.

Произошло все это настолько быстро, что нам, свидетелям этого позорища, показалось, что сотрудник госбезопасности всего-то лишь руку протянул к лицу воина, которую, словно разрядом тока, откинуло от бороды, и отбросило все тело законника на груду колючего металла. Картина, скажу вам, ребята, не из приятных, и последствия были страшные для всех нас. Только видим, как земляк наш перекрестился, судя по губам, молитву какую-то прочтя, а с места так и не сдвинулся. Стоит как ни в чем не бывало по стойке смирно.

От такой неожиданности майор НКВД растерялся, как-то утратил весь запал злости, ненависти, вроде даже ростом ниже стал, вмиг изменил тон разговора и уже спокойным голосом приказал комбату, чтобы тот через три часа построил весь батальон. А ежели хоть одного бойца не досчитается, то капитана Волкова разжалует до рядового, а остальных всех нас — под трибунал.

Видно, этот случай раскрутил маховик дальнейших действий. Через полчаса нашли для нас старые шинели не по размеру, ботинки без портянок и упаковки медицинских бинтов. Снега по горло, а мороз к вечеру нас в сосульки превратит. А домашнюю одежду забрали. Ту, что выдали — насквозь продувалась. Что делать?

Опять же кто-то из старообрядцев вспомнил, что за год до войны приезжал к брату, который устроился в охрану монастырских складов, и что одежды там монашеской со времен царя Петра хранится множество. Не замерзать же нам! Тем более неизвестно, сколько еще здесь пробудем. Недолго совещались староверы, отправили на разведку пару человек, и точно, нашли нашего земляка.

От него и узнали, что склады уже с неделю как не охраняются, а вот черной шерстяной одежи с подкладом на зимнюю пору, что для монахов пошита, не то что на батальон, а на дивизию хватит. Среди этих одеяний оказался такой фасон, что шился по образцу старой веры. Рукава узкие, а не расклешенные, как у нынешних представителей православной церкви, так что через час все мы оделись в эти черные одежды и уже не боялись никакого холода.

Бедный наш командир понимал, что злопамятный чекист наверняка найдет причину отомстить, так оно и произошло. Поступил приказ самой ставки Верховного, суть такова, что в нескольких километрах от Истры передовые немецкие части уничтожили полк московских ополченцев и остатки стрелковой дивизии. В общем, фронт оголился почти на пять–шесть километров. Двинули бы фашисты и дальше, да вот глубокий снег для пехоты и техники стал временной преградой.

Снега в начале ноября 1941 года в месте прорыва было под три с лишним метра. Еще несколько часов — и немецкое командование наверняка найдет нужную технику и, используя полное отсутствие наших войск, двинет всю армаду на Москву.

Вот тут-то обиженный офицер Подольского НКВД доложил наверх, что из Сибири прибыл не просто батальон, а батальон десантников, готовый к бою, имея в виду подразделение капитана Волкова, и что перебросить эту часть ничего не стоит на аэропланах, которых в достатке на Подольском аэродроме. Штабисты быстро все это оформили нужным приказом: используя авиатехнику, нашу часть немедленно загрузить в самолеты и десантировать в снег, чтобы закрыть прорыв фронта.

Ставка больше, чем жизнь

Уже после объявления приказа комбат пояснил, что прыгать-то нам предстоит без парашютов вдоль противотанковых рвов над склоном, где снега наметено в несколько метров, что и смягчит падение. Самолеты над этим местом снизятся до 30–40 метров, а потому приземление будет скользящим. Ну а парашюты, оказывается, ушлые интенданты, считая, что поражение наших войск неминуемо, сбагрили спекулянтам. Как-никак самый что ни на есть чистый шелк, любая баба на белье иль платье с руками оторвет.

Одно нам утешение после такого дикого приказа — оружием и боеприпасами нас тут же обеспечили сверх нормы. Для поднятия настроения выкатили несколько бочек спирта, которые также обещали сбросить в точку нашего десантирования. Те мужички, которые были к спиртному неравнодушны, быстро сообразили, и, невзирая на замечания политрука, чтобы не утерять столь ценный груз в глубоком снегу, сняли несколько кумачовых транспарантов с большевистскими призывами и обмотали эти емкости так, что шлейф в несколько метров от места падения столь необычного груза будет ярким пятном на белом снегу. Каждому выдали аж по семь банок настоящей тушенки, изготовленной, оказывается, в родном городе Бийске, а в придачу — по две банки сгущенки.

Такого ведь еще ни в одной армии не было, и ни в каком уставе не прописано, чтобы здравомыслящий солдат прыгал в логово врага с самолета, но без парашюта. Здесь дядька Тимофей замолчал, было заметно, что решает он, сказать аль нет что-то очень важное. Помолчал с пару минут, потом, махнув рукой — а, была не была! — выложил все, как есть:

— В общем, мужики, если честно, мандраж был во всем моем существе, когда осталось-то всего несколько шагов сделать до боевой машины, готовой к вылету в тыл врага. Гляжу, братцы, а остальные-то тоже побелели, да не от холода, а от того же колючего страха, пронзившего от макушки до пяток. Вот оно как получается, вначале порыв, желание скорее убраться с этого места, а затем чутье, чисто звериное, неизбежности жуткой опасности. И знаете, такое странное, тревожное затишье наступило. Замер батальон. Мысль у каждого так и бьет: либо смерть на миру да на свету, либо, ежели откажешься, то примешь смертушку в сыром да темном застенке, пуля в затылок и всё. Было очень заметно это всеобщее волнение, испуг перед совершением такого поступка, того и гляди проломит силу приказа и побежит один, затем другой, третий.

Спасло то, что неожиданно из обреченных рядов спокойной твердой походкой вышел Степан Куранов, повернулся к молчаливому, отягощенному страхом строю и четким голосом обратился к своим землякам:

— Други мои, соотичи, единоверцы, Господь через свои страдания дал в наш мир Крест. Крест, против которого любая дьявольская вражья сила теряет свою мощь, крепость. Наши первые прославленные апостолы свершили великое движение вперед и вверх к вере в Создателя Мира, и примером своим повели за собой вначале малую, а затем большую лавину людскую к Богу.

Так неужели мы, освященные через Крещение этим великим апостольским подвигом, не свершим малый, земной, за дарованную нам Исусом Христом Вечную жизнь? Нельзя завоевать страну, над которой никогда не исчезает светило Божье. Сегодня на закате солнца многие из нас уже полягут на поле брани, но сияние небес в то же время утренней зарей окрасит наши родные сибирские просторы, и лучи восхода принесут весть, что мы, сыны этой малой родины, достойно почили за землю Русскую.

Прикомандированный к нашей части политработник, который потом так и остался на аэродроме, вдруг ни с того ни с сего громко нам прокричал:

— Ура, товарищи, сибирякам — спасителям Отчизны!

Наш командир сказал свое напутственное слово:

— Бойцы, земляки! В предстоящей сече врагов более, чем нас, но не один в поле воин, коль он по-русски скроен, а это уже рать.

Далее Степан Куранов попросил разрешение свершить молебен перед схваткой с врагом. Подошло вначале человек тридцать–сорок. Остальные, потоптавшись три-четыре минуты, полностью примкнули к этой небольшой группе уже творивших молитву. Одиноко стоявший в стороне командир батальона капитан Волков на громкий осуждающий выкрик какого-то военного чина: «Куда ж ты смотришь, командир?!» — не оборачиваясь, ответил: «Смотрю туда, куда и все православные, наверх, где Всевышний восседает». И тоже встал в один ряд с этими православными.

Как истинный командир, Волков для дальнейших действий громко нам скомандовал: «За мной!» — а не как некоторые отдают приказ «Вперед!». Обращение нашего земляка и общая молитва придали спокойствия и храбрости, и мы дружно погрузились в самолеты.

А природа этот день для себя, видно, выходным выбрала. Солнце раскалилось где-то там, в небесной высоте, до ослепительной яркости. Безоблачное небо чистейшей голубизны, белейшие снежные сверкающие кристаллики на земле, необычайная тишина.

Немцы в своих окопах пригрелись у малых печек. Наступление готовилось через сутки, тем более фашистское командование уже знало, что в полосе наступления русские находились на удалении тридцати–сорока километров и не обладали никакой наступательной силой. А главное, что успокаивало немецких головорезов, — это необычно глубокий для этих мест снег.

Они даже «эходозоры», специальные радиоприборы, улавливающие звуки самолета, не выставили, а только два-три часовых порой выглядывали из-за бруствера в сторону Истры.

Только где-то в этой небесной выси вдруг появилась стая ворон: ищут место, где должна пролиться кровь, предчувствуя, прилетели к месту предстоящего боя.

Автор: В. Зимаков

Далее здесь, текст большой

https://ruvera.ru/articles/stoit_moskva?fbclid=IwAR1xjWVvfCe3CE2FSndI0RnWGhBwDdG8wfDZVlzlc4AjKvrEBNYhSxLFcI0

В Кузбассе испытали одну из мощнейших пушек в мире

Я когда ехала из Юрги, по полю танки катались, даже видно было)

Минобороны опубликовало видео.
В Кузбассе на полигоне в Юрге испытали 203-миллиметровые самоходные артиллерийские установки 2С7М «Малка». Эти пушки считаются одними из самых мощнейших в мире. Видео с испытаний опубликовало Министерство обороны РФ.
В ходе испытаний артиллеристы нанесли удар по условному противнику на расстоянии около 30 километров.
В Минобороны отметили, что при стрельбе использовалась новая методика огневого поражения. Так, удары наносились точечно, с открытых огневых позиций по навесной траектории, а корректировка огня производилась с помощью беспилотного комплекса «Орлан-10».
Текст: Гульнара Ишмурзина.